Никита Алмазов – о первом сезоне в КХЛ, «Русских Витязях» и Калуге

Молодой нападающий завоёвывает место в основном составе «Витязя».

Никита Алмазов родился в Калуге, там же встал на коньки и смог пробиться в большой хоккей. В 2015 году он перешёл в систему «Витязя», где быстро вышел на лидирующие позиции. На третий сезон в МХЛ Алмазов заслужил свой шанс в КХЛ и постарался им воспользоваться по максимуму. Спустя 20 матчей за «Витязь» на его счету забитый гол и 49% выигранных вбрасываний. Габаритный центрфорвард чувствует себя комфортно в команде Дмитрия Рябыкина, он не стесняется толкаться на пятачке и спрашивать советы у старших партнёров.

В интервью официальному сайту МХЛ Никита Алмазов рассказал про ошибку в матче с «Автомобилистом», рыбалке, работе с Игорем Гришиным и переходе во взрослый хоккей.

«Я в КХЛ только три месяца, поэтому должен как можно больше работать и доказывать, что по праву занимаю здесь своё место»

– Проходя предсезонную подготовку с первой командой могли представить, что в сезоне 2023/2024 вы будете больше игроком КХЛ, чем МХЛ?
– Надеялся на это и работал на сборах, чтобы получилось. Тренерский штаб доверял мне, я потихонечку себя проявлял. Думаю, у любого молодого игрока, приходящего в первую команду, есть представление о том, что будет. Я просто старался верить в то, что проведу за «Витязь» как можно больше матчей и смогу закрепиться в КХЛ.

– Вы уже забили первый гол в КХЛ, закрепляетесь в «Витязе». Ещё остались незакрытые гештальты, поставленные на предсезонке?
– Безусловно, в мои планы входили дебют, и первый гол в КХЛ, но на этом ни в коем случае нельзя останавливаться. Я нахожусь на этом уровне только три месяца, поэтому должен как можно больше работать и доказывать, что по праву занимаю здесь своё место.

– Предсезонка со взрослой командой далась тяжело?
– В основном тяжело было только на льду, потому что ребята всё делают быстрее, чем в МХЛ. Поэтому и твоя скорость принятия решений должна расти, это был главный нюанс для меня. Я потихонечку втянулся в работу на сборах, все ребята поддерживали и подсказывали, это очень сильно помогало как тогда, так и сейчас. В «Витязе» все ребята на одной волне. Здесь нет такого, чтобы игрок с кем-то контактирует больше, а с кем-то меньше. С момента начала сборов я успел пообщаться с каждым в команде. Ко мне подъезжали и ребята, и тренеры, что-то советовали. Такое отношение мотивирует работать ещё больше.

– С вратарями тоже успели пообщаться или у них свой мир в раздевалке и на льду?
– Вратари ведь тоже люди (улыбается). Они общаются с нами и мы с ними. Например, я спрашивал у Дмитрия Шикина, как неудобнее работать вратарю, когда игрок перед ним на пятачке. Он подсказывал мне, когда начинать движение и так далее. Если мне что-то нужно – я спокойно могу обратиться к вратарям, они ответят на все вопросы.

– При общении с тренерским штабом «Витязя» стеснение не присутствует?
– Оно присутствовало в начале сборов, но тренерский штаб говорил нам не стесняться и подходить к ним, потому что это нужно самим игрокам, по крайней мере молодым ребятам. Мы учимся, а если будем стесняться задавать вопросы, то должного развития не получится. Тренеры «Витязя» всегда подсказывают нам что-то, я знаю, что могу обратиться к ним в любую минуту, разобрать свои смены или попросить совета.

– Часто просматриваете свои смены?
– Конечно, после матчей просматриваю каждую смену. Смотрю на то, где можно было сыграть по-другому. Думаю, это делают почти все ребята.

«Защитник «Куньлуня» так дал по пояснице… думал, что уже не встану»

– Считаете свои габариты преимуществом над другими молодыми игроками при адаптации во взрослом хоккее?
– Да, от природы мне повезло с ростом. Но по школе какое-то время я был маленьким игроком, а затем за год вырос на 15-20 сантиметров. После этого было очень тяжело кататься, ведь сначала ты передвигаешься при одних габаритах, а затем резко вырастаешь и уже плохо заходишь на виражи. Думал тогда: «Ё-моё… где коньки то?». У игроков любых размеров есть свои плюсы: некоторые могут быть ловчее меня и манёвреннее в углах. Габариты помогают при вбрасываниях и работе на пятачке, особенно во время скрина вратаря. Во взрослом хоккее без этого никак, потому что голкиперы хорошо обучены и без проблем справляются с прямыми бросками. Но если перед ними будет большой игрок, то он сможет создать помеху.

– Работать на пятачке в КХЛ больнее по сравнению с МХЛ?
– На самом деле, в МХЛ больнее находиться на пятачке. В КХЛ бросают мимо тебя, а в молодёжке ребята могут и не посмотреть на то, где ты стоишь. Если честно, пока мне особо не прилетало, поэтому оставим этот вопрос на попозже.

– А борьба у чужих ворот? Всё-таки вас выталкивают с пятачка уже взрослые мужики.
– Это очень хороший вопрос. Разница была заметна ещё на предсезонной игре с «Куньлунем». Защитник соперника пару раз мне так дал по пояснице… думал, что уже не встану. Я стою на пятачке, мне раз прилетает – на ногах устоял. Два прилетает – тоже устоял. Но на третий раз получил так, что просто упал. Было грубовато, он в моменте извинился, но моей пояснице это не особо помогло.

– Перед дебютом в КХЛ вы трижды попадали в заявку на матч, но ни разу не выходили на лёд. Ожидание первой смены тяжело давалось?
– Да, это было очень тяжело, особенно в первом матче. Потом ребята постарше сказали не ждать первой смены, потому что можно «перегореть». Они посоветовали просто кататься в перерывах и быть в игре. Сначала думал: «Ну сейчас, сейчас, будет какой-нибудь моментик и мне скажут выходить». Услышал эти слова в матче с «Торпедо», в перерыве просто сказали готовиться. Не могу сказать, что сильно волновался, тем более в Нижнем Новгороде пришли полные трибуны, было очень приятно там играть. То, как там гонят свою команду к победе – дорогого стоит.
Хорошо помню свою первую смену. Она пришлась на второй период, когда нас закрыли в своей зоне. Было крайне тяжело, под конец я уже просто встал и не мог двигаться, но шайба так отскочила, что мне нужно было убегать… Когда бежал, понимал, как я примерно смотрюсь в трансляции. Это было ужасно, потому что ноги были полностью прямые, но в итоге мы даже создали момент.

– Полные трибуны соперника придают мотивации или заставляют нервничать?
– Меня это совершенно не пугает. Мы всегда стремимся побеждать, поэтому на выездах хотим расстроить не только команду соперника, но и её болельщиков, а также порадовать наших.

– Ваш первый гол в КХЛ получился необычным по исполнению, часто его пересматривали?
– Если честно – нет. Партнёры и ребята из Калуги скидывали мне это видео и писали поздравления. При просмотре я сначала и сам не понимал, как шайба влетела в ворота и как я проскочил сквозь двух соперников. Помню, как в матче с «Динамо» сам не сразу увидел, что забил. Спрашивал у ребят: «Точно я забил? Точно?» Забрал шайбу к себе в коллекцию, она сейчас лежит у родителей, на том матче как раз был мой папа. Дома есть мини-музей моих достижений. В Калуге у меня было много статуэток лучшему игроку матча или бомбардиру турнира. Моя первая шайба в МХЛ тоже находится там.

– Менее приятный матч с вашим участием – игра с «Автомобилистом». Анатолий Голышев реализовал ваше удаление в овертайме. Что было в голове в тот момент?
– Сидя в штрафном боксе я думал и просил только об одном: лишь бы нам не забили. Безумно нервничал. Удалившись, я одной глупой ошибкой перечеркнул труд всей команды. Полностью понимал свою вину. Когда «Автомобилист» сравнял счёт, не мог найти себе места, боялся ехать обратно на лавку. Пришёл в раздевалку в растрёпанных чувствах, но меня все поддержали и подбодрили. Было очень приятно, партнёры подходили и говорили: «Всё хорошо, такое бывает». После этого хотелось реабилитироваться перед парнями, сами понимаете, с каким настроением я ехал с выезда. Я слышал (по-моему, от вратаря «Русских Витязей» Лёни Смирнова) выражение: «Лучше сделать ошибку раньше, чем совершить её потом», потому что после неё становится легче играть. Однако не сказал бы, что мне стало полегче после того удаления. Концентрация только повысилась, чтобы больше не оказываться в таких ситуациях.

– Долго занимаетесь самоедством после подобных инцидентов?
– Бывает, занимаюсь этим. Считаю самоедство в какой-то степени ерундой, потому что оно может загнать тебя в такую темноту… Ты начнёшь загоняться после каждой игры из-за моментов, которые у тебя не получились. В итоге можно просто «потухнуть». Вместо того, чтобы заниматься самоедством, я могу подойти к тренерскому штабу, который всё мне объяснит. Но времени на это особо нет: у нас плотный календарь, в ноябре за семь дней было пять матчей.

– В ноябре игра «Витязя» преобразилась. Что помогло команде преодолеть чёрную полосу?
– Вера друг в друга. Старшие ребята говорили в раздевалке: «Пацаны, всё получится, не бывает безвыходных ситуаций». Потихонечку мы находим ключи к успеху и стараемся попасть в зону плей-офф, чтобы в дальнейшем там закрепиться. В начале сезона у «Витязя» было много травм. Думаю, это одна из тех причин, по которой я вообще дебютировал в КХЛ. Всем ребятам было тяжело, из-за травм мы потеряли много очков. Сейчас игроки восстановились. Дай Бог, мы продолжим нагонять упущенное и всё будет хорошо.

– Травмированные игроки снова в «Витязе», но вы остались в команде и продолжаете выходить на лёд в КХЛ. Это добавляет уверенности в себе?
– Конечно! Когда забросил первую шайбу в КХЛ – не успел насладиться моментом. Хочется снова забивать и проводить на льду больше времени. Гол придал мне уверенности, я понял: «Нужно ещё, этого мало». Меня мотивирует не только моё игровое время, но и радость моих родных и близких, большое им спасибо!

– Родители смотрят все ваши матчи?
– Да, вместе с моей девушкой они смотрят все мои игры, стараются приезжать на каждый матч в Балашихе. Родители приезжают из Калуги, а до Москвы оттуда ехать, мягко говоря, не близко (224 километра – прим. МХЛ). Когда матчи идут через день, говорю папе: «Давай вы не поедете? Я знаю, сколько вам добираться туда и обратно, может лучше посмотрите по телевизору?» Но они всё равно приезжали, причём я не знал об этом. Видел их во время матча и только улыбался. Помимо них меня также поддерживают ребята из «Русских Витязей». Вижу их на матчах КХЛ, они могут порадоваться за меня, как в моменте с дебютом, или сказать что-то про удаление в матче с «Автомобилистом».

– Долго запоминали, как правильно произносить название города Балашиха?
– (смеётся) Если честно – я не коренной житель этого города, так что давайте сделаем мне поблажку. Тем более с молодёжной командой мы живём в Реутове. На самом деле я задавался таким вопросом, но в самом городе каждый говорит по-своему. Я много езжу с ребятами на такси, и замечаю, что водители говорят по-разному. Большинство жителей всё же называет город Балашиха, поэтому тоже так говорю.

«Русские Витязи» находятся не на том месте, на котором должны»

– Как оцените шансы «Русских Витязей» войти в зону плей-ин по итогам регулярки?
– Не люблю загадывать что-либо как в личной игре, так и в командной. Не хочу давать прогнозы, что мы будем в топ-3 и так далее. Это спорт, здесь бывает разное. Я знаю, что сейчас в команде хороший коллектив и положительный микроклимат, даже после поражений мы с пацанами не опускаем руки. Если смотреть по игре «Русских Витязей» с «Локо» – нас просто подкосили удаления, потому что четыре гола из пяти ярославцы забили в большинстве. То есть в равных составах ребята сыграли вничью с сильным соперником, идущим на первом месте «Золотого» дивизиона. Мы находимся не на том месте, на котором должны, поэтому будем стараться подняться как можно выше. Я верю в парней, а они верят друг в друга.

– Вы сыграли в МХЛ пять матчей в сентябре, затем вернулись спустя полтора месяца пребывания в «Витязе». Что для вас изменилось на молодёжном уровне?
– Ещё на сборах с первой командой я понял, что скорости в КХЛ гораздо выше. Когда проводишь в таком темпе долгое время, а затем возвращаешься в МХЛ, конечно, думается уже полегче. Тем более в «Русских Витязях» я играл в тройке с Ваней Детковым и Ильёй Ануфриевым, с которыми мы выступали в сезоне 2022/2023 и на предсезонке с первой командой. Так что у нас была «химия», мы хорошо чувствовали друг друга и это помогало на льду.

– Как чувствуете себя, когда возвращаетесь в МХЛ в статусе лидера, но не набираете очки?
– Всегда неприятно проигрывать, а когда ты один из тех парней, кто должен делать игру, но не помогаешь команде – это вдвойне неприятно. Просто в последних матчах МХЛ у нас со Станиславом Яровым пока много что не получается.

– «Русские Витязи» стали участниками плей-ин, что скажете о новой структуре чемпионата?
– Для нас главное как можно больше играть и набираться опыта, ведь когда ты переходишь из МХЛ в КХЛ, то не сразу играешь по 20 минут. В основном тренируешься и проводишь несколько смен за матч. В такие моменты важно, чтобы в первой команде знали, что ты уже наигран в молодёжке, чтобы у тебя был запас игрового времени. К сожалению, «Русские Витязи» проиграли в плей-ин, сейчас мы в «Серебряном» дивизионе, но стремимся вернуться в «Золотой».

– Справедливо будет сказать, что «Русские Витязи» проиграли «Капитану» из-за Матвея Мичкова и Артемия Плешкова?
– Это хорошие игроки, против них было очень тяжело, но побеждает команда. Два хоккеиста не смогут выиграть матч. Мичков и Плешков внесли большой вклад в победу «Капитана», однако на результате серии также сказались и наши ошибки, мы должны были реализовывать свои моменты.

«Ещё со времён Подольска я всегда ходил на матчи «Витязя», мы с ребятами первыми бежали за пропусками»

– Вы родились и встали на коньки в Калуге, как в этом городе с хоккеем?
– В последнее время хоккей в Калуге начал очень сильно развиваться, там отличная школа. Как думаете, сколько людей ходило на матчи команды ЮХЛ-Б, которая недавно перешла в ЮХЛ?

– Тысяча?
– Три тысячи! Там большой ажиотаж вокруг хоккея. Во время нашего зимнего отдыха в течение сезона я как-то приехал посмотреть хоккей, сел вместе с девушкой на трибуны. К нам подошли люди и сказали, что это их места, мы пересели, но нас выгнали и оттуда. Так мы бегали по всей арене, не могли найти себе места. В Калуге только недавно построили большой комплекс с ареной на три тысячи мест, а раньше была арена «Космос», где я начинал заниматься хоккеем. Там было безумно холодно по сравнению с современными дворцами. Когда мы маленькими играли по году, у нас в команде был мальчик Ваня Крутов. Его папа на каждый матч приходил с новым стилем: делал разные причёски, бил в барабан, нас так это заводило! На тот момент наша арена вмещала 200-300 человек, но трибуны были полными. С такой поддержкой мы готовы были многое сделать. В Калуге на хоккей ходит много болельщиков. Я смотрел видео, ребята выходят под музыку, в перерывах по трибунам ходят люди с корзинками попкорна. У студенческой и юниорской команд есть свои фанатские секторы, болельщики устраивают перфомансы, запускают «волну». По сравнению с тем, что раньше было в Калуге, сейчас там просто другой уровень. Считаю, что, если бы в этом городе появилась команда МХЛ или ВХЛ, то на все матчи собирались бы аншлаги. Думаю, сейчас на ребят из ЮХЛ ходит где-то 3 100 болельщиков, а то и 3 500.

– Вы из Калуги, но являетесь воспитанником школы «Витязя», в которой прошли путь от школы до команды КХЛ. Как оцените работу вертикали?
– Здесь дело не в самой системе, а в отдельно взятом игроке, его желании и терпении родителей, если мы говорим про юношеский возраст. Даже не представляю, какое у моих родителей терпение… Я не помню целый год своей хоккейной жизни. Тогда я мало играл в «Витязе», думал: «Как меня отсюда ещё не увезли?» Ещё со времён Подольска я всегда ходил на матчи «Витязя», мы с ребятами первыми бежали за пропусками на игры первой команды. Ещё помню первый раунд плей-офф против СКА. Тогда на матчах собирались аншлаги, нам просто негде было сесть. В проходах садиться нельзя, так что мы приоткрывали двери, чтобы хоть как-то посмотреть игру. Считаю систему «Витязя» очень хорошей, здесь подтягивают молодых ребят как на сборы, так и на матчи первой команды, чтобы мы могли посмотреть на других игроков и понять, как здесь всё устроено. На самом деле сыграть в КХЛ даже пару смен – это бесценный опыт. Помню, как я встал на вбрасывание в игре с «Локомотивом», поднимаю голову, а напротив меня Сергей Андронов. У меня была фотография с турнира в Сочи, где я маленький с ним в кадре. Тогда ещё не мог представить, что сыграю против него в КХЛ. Такие вещи безумно мотивируют.

– По школе вас тренировал Игорь Гришин. Расскажите про работу с этим специалистом.
– Я впервые встретил человека, который нам, ещё детям, настолько подробно всё расписывал. Игорь Владимирович – это тренер, который «горит» хоккеем, для него это даже не работа, а одно удовольствие. Он закладывал в нас профессионализм и детально рисовал упражнения за два с половиной часа до тренировки, причём всё от руки! Всё для того, чтобы мы пришли, посмотрели и поняли: «Так, ага… Это мне сюда надо будет ехать, а это сюда, запомнил». Тренировки у него – это не просто беготня, а также мыслительный процесс, какие-то игровые упражнения, направленные на развитие моторики и скорости принятия решений. У него было много игры на коротком пространстве. Например, упражнение, когда нужно сделать десять передач и только после этого выйти «один в ноль» против вратаря. На нём у меня так заплыла голова, думал, что Игорь Владимирович сейчас психанёт и выгонит меня с тренировки. Думаю, если ребятам из той команды сейчас напомнить про это упражнение, все сразу поймут. Помню, как стоял, слушал упражнение, но немного ушёл в свои мысли, а когда пришёл в себя, все ребята уже стояли на местах. Я встал в колонну, начал делать упражнение, отдавать передачи туда-сюда, и тут слышу свисток, а затем крик: «Алмазов! Встань последним в колонну, если не понял!» Встал, смотрел за партнёрами, но ребята тоже подтупливали. Пришла моя очередь, до этого он никого не останавливал, однако на мне снова свистнул: «Алмазов! Ты что, не понимаешь, что нужно делать?» В итоге я проехал вместе с ним, Игорь Владимирович всё показал. Помню, как во время карантина он нам скидывал нарисованные от руки задания, которые мы должны были делать. Человек настолько любит свою работу, что сам рисовал человечков в разных положениях, со стрелочками и обозначениями. В какой-то момент меня интересовали не сами упражнения, а то, как он их рисует. Считаю, что работа с Игорем Владимировичем очень сильно мне помогла, большое ему спасибо!

– Поздравили его с Кубком Петрова 2022 года?
– Мы не списывались, но я был безумно рад за него и Алексея Михайловича Цветкова – тренера вратарей, который у нас тоже раньше работал. Я встречался с Игорем Владимировичем в прошлом году, когда он работал в «Спартаке». Тогда пересеклись с ним после матча, поговорили, успел мельком его поздравить, но он куда-то спешил.

– У вас есть хобби?
– Очень люблю рыбалку, фанатею от неё. Это хобби мне привил папа. Каждый отпуск стараемся куда-то выбираться, летом каждый вечер старались организовать какую-то небольшую рыбалочку. Ещё ни разу не ловил рыбу зимой. Мы с папой хотим съездить в Астрахань, но всё никак не получается устроить этот тур. Надеюсь, в скором времени получится. Также хочется начать заниматься саморазвитием: вот начнёшь разбираться в экономике, и закончишь в этот же день (улыбается).

IMG-20231123-WA0002.jpg

– Поделитесь своим самым крупным уловом?
– Мне было где-то 12 лет, мы с папой ездили отдыхать в Мещёвск к его друзьям. Около домика был пруд с рыбой, я там очень сильно кайфовал, потому что ловлю на «вертушки» (рыбаки поймут). У меня была поклёвка, но щука раз за разом отрывала блесну и делала «свечу», выпрыгивая из воды и своими острыми зубами так натягивая леску, что она просто рвалась. Однако я всё-таки поймал щуку, она весила где-то три килограмма. Ещё хорошо запомнил, как папа поймал рыбу, внутри которой была ещё одна рыба.

– С кем из когда-либо живущих людей вы хотели бы познакомиться и что бы у них спросили?
– С Павлом Валерьевичем Дацюком. Он всегда нравился мне не только как игрок, но и как человек. Знаю, что он тоже любит рыбалку. Думаю, мы бы нашли с ним общие темы помимо хоккея (улыбается). Хотел бы поговорить с ним в спокойной обстановке, как с другом.

Досье
Никита Игоревич Алмазов
Родился 9 апреля 2004 года в Калуге
Карьера
2011-2015 – «Космос» Калуга
С 2015 года – «Витязь» Московская область

 

Источник: МХЛ