Хоккеист «Северстали» Тимофей Давыдов — о прошедшей серии плей-офф Кубка Гагарина, своем телеграм-канале и режиме питания в команде

Одним из главных открытий нынешнего сезона КХЛ стала череповецкая «Северсталь». Возглавивший команду прошлой весной Андрей Козырев при очень маленьком бюджете смог поставить яркий комбинационный хоккей и раскрыл немало интересных молодых игроков. Клуб уверенно прошел в плей-офф, заняв пятое место в Западной конференции, но в первом раунде Кубка Гагарина проиграл по итогам пяти матчей московскому «Спартаку».

Среди новых лиц, появившихся в лиге благодаря Череповцу, — 21-летний защитник Тимофей Давыдов. Перед нынешним сезоном он перешел в «Северсталь» и дебютировал в КХЛ. В интервью «Известиям» Давыдов объяснил, почему не удалось выиграть серию со «Спартаком», поведал о реакции тренерского штаба и клуба на ведение телеграм-канала и рассказал об особенностях питания в «Северстали».

«Стараешься себя в руки взять и выдать какой-нибудь контент аудитории»

— Что помешало успешному выступлению в серии со «Спартаком»?

— У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Хотел бы я, конечно, знать его, чтобы в дальнейшем так не ошибаться. Думаю, ключевые ошибки — это большое количество удалений в серии. Вообще все наши проблемы больше в деталях заключались. Может быть, где-то недонастрой был, но пока у меня нет четких ответов.

— А недонастрой откуда взялся? Вы все-таки вышли против команды, которая была выше вас в таблице регулярки.

— Это понятно. Я не имею в виду, что у нас был недонастрой из серии, что мы против каких-то малышей играем. Нет, просто где-то в моменте выключаемся и все. Это даже больше недофокус, чем недонастрой. Потеряли фокус — пропустили гол, причем когда соперник не создавал нам ничего сложного. Просто где-то не доиграли момент и выключились. Стремились успешно выступить, но делали банальные ошибки, а соперник хорошо реализовывал свои моменты. И нам после этого было тяжело возвращаться в игру, потому что в «Спартаке» играют большие мастера, здорово умеющие завершать голевые моменты. Мы старались показывать свой хоккей, но нужно набить себе шишки, чтобы дальше не ошибаться и быть лучше, выше, сильнее.

— Вы стали вести в этом сезоне свой телеграм-канал, выкладывать в нем видео из раздевалки. Показалось, что в ходе плей-офф вы снизили активность в этом плане.

— Нет, вам не показалось. Заранее предупредил своих подписчиков, что на время плей-офф больше фокусируюсь на хоккее и поэтому свою медийную составляющую откладываю на полочку, а обратно к этому вернусь только после завершения сезона.

— В руководстве клуба и тренерского штаба никто во время сезоне не говорил, что надо больше уделять внимания хоккею и поменьше увлекаться каналом?

— Нет, все только говорили: «Молодец!». Хвалили, что я занимаюсь каналом. Никто негативно об этом не отзывался.

— Козырев тоже?

— С ним лично я этот момент не обсуждал. Похвалы еще не получал. И не знаю, получу ли (улыбается). Но, повторюсь, мне никто ничего не запрещал. Все знают, что я этим занимаюсь, но вроде дали добро. И спокойно отреагировали.

— Были хоккеисты, как Алексей Кручинин в этом сезоне, которые также начинали вести телеграм-каналы, но быстро уставали от этого и забрасывали процесс. Как вам удается это совмещать с постоянными тренировками и матчами?

— Просто в моменты, когда мне становится тяжело или нет желания, стараюсь себя внутри поддержать. Сказать, что не всегда нужно делать то, что тебе нравится, и то, что ты хочешь. Иногда ты понимаешь пользу, которую принесет какой-нибудь пост, например. Или надо снять видео, чтобы маленькие пацаны это увидели, кайфанули и захотели идти в хоккей. Поэтому берешь себя в руки, идешь и снимаешь. Да, ты, конечно, пристаешь к пацанам в раздевалке, требуешь от них каких-то комментариев, но в то же время понимаешь, что не просто так это делаешь — не потому что тебе заняться нечем. Можно спокойно себя другим занять, но я понимаю, что это даст какой-то плюс нашей аудитории. Немного приблизит людей к хоккею и покажет начинку, сердцевину, чем мы вообще дышим. Покажет, что мы такие же обычные люди, у нас такие же интересы, как у всех. Ну и просто, что хоккей, — это круто!

— Можно сказать, что воспринимаете это как часть своей работы, грубо говоря, как исполнение медийной части контракта, если она есть?

— Ну такого прямо нет. Но да, я считаю, что это часть моей работы, в некоторых моментах должен себя пересиливать и идти что-то написать, чем-то поделиться. Иногда это прямо от души идет — ты ждешь, когда вот сейчас-сейчас-сейчас напишу. Мысли есть — всё: пишешь и выкладываешь. А иногда ты вроде бы уже начал, но у тебя как будто бы желание пропадает. Сил нет, но всё равно стараешься себя в руки взять и выдать какой-нибудь контент аудитории, людям, чтобы увидели, посмотрели.

«Этот сезон показал мои слабые стороны»

— В контексте серии со «Спартаком» много говорилось, как на вашего соперника влияет присутствие на льду Ильи Ковальчука. Единственный матч, в котором он играл в первом раунде, «Северсталь» выиграла, а в его отсутствие красно-белые вас четыре раза победили. С позиции соперника насколько большая разница в игре спартаковцев была с ним и без него?

— Мне кажется, он большую работу проводит. Я наслышан, как он вообще мотивирует пацанов внутри раздевалки, какое он влияние имеет на игроков. И не только на игроков — на тренерский штаб. На льду тоже он хороший мастеровитый игрок. Приятно было играть против такого профессионала, мастера. Дает интересные, сложные передачи. Иногда его тяжело прямо прочитать, что он сделает. Но от этого круто, что с такими мастерами вообще на льду находишься.

— Такой молодой команде, как «Северсталь», нужен человек хотя бы с половиной возраста и опыта, что у Ковальчука?

— Да мы же стараемся сами стать такими фигурами. Думаю, мы не хотим просто брать готового игрока. Хотим сами такими стать, чтобы уже мы могли выходить на лед и иметь такое влияние. Для этого нужно просто набить шишки, получить опыт. Никто не становится чемпионом сразу. Ошибки будут, надо их исправлять, анализировать и идти дальше. Мне кажется, Илья Ковальчук когда-то тоже много шишек набил, но какой он великий сейчас! И все о нем говорят, что он великий. Никто не возвращается в прошлое и не смотрит, где он ошибался. Вот и мы тоже к этому стремимся.

— А этого можно достичь, когда у тебя внутри команды нет подобного примера и вокруг только такие же молодые, как вы сами?

— Мы же играем против звезд в КХЛ. На льду сейчас такая конкуренция, когда против тебя выходят люди, уже поигравшие в НХЛ, других лигах за океаном. Да и здесь в России кто-то уже сделал себе имя. Играя против них, мы сами становимся чуть-чуть ближе к этому уровню. Мне кажется, этот сезон в КХЛ хороший был. Ни с кем не было легко играть — со всеми нужно было постоянно включаться, нельзя было расслабляться, потому что это КХЛ, где тебе никто не отдаст игру. Если ты хочешь продлевать победные серии, то нужно еще больше стараться. Все видят статистику, как ты побеждаешь, стараются тебя скинуть с горы. И если посмотреть на команды, то в каждой из них есть люди такого уровня, которые помогают нам через игру становиться лучше и сильнее.

— В чем вам пришлось прибавлять в свой дебютный сезон в КХЛ?

— Исполнители здесь совершенно другие. Качество игры тоже уровнем выше. И скорости, конечно, повыше, чем в вышке. Мне до сих пор надо много над чем работать. Этот сезон показал мои слабые стороны, над чем надо позаниматься летом в межсезонье и просто на протяжении всех тренировок и игр по ходу сезона.

«Утешаю себя мыслью, что заиграю и сам выберу себе клуб»

— В прошлом сезоне было много шума, когда главный тренер «Торпедо» Игорь Ларионов пропагандировал особый режим питания, приходил на пресс-конференции с контейнерами с малиной и салатом. Работавший тогда у него помощником Козырев перенес это в «Северсталь»?

— Честно говоря, не знаю, что конкретно он перенес из системы «Торпедо». Но то, что у нас зеленый вектор, — это да. Постоянно много салатов в столовых. Большие тарелки набираем из шпината, рукколы, огурцов, помидоров. Больше зелени стараемся потреблять. Еда у нас менее калорийная стала. Во всяком случае, не знаю, как в Череповце было раньше, поскольку я в «Северстали» первый сезон играл. Но мне нравится такое питание и я стараюсь его придерживаться. Чувствуешь себя как-то иначе, как-то проще и легче. Не думаешь, что у тебя там творится внутри организма. Просто съел, накопил силы. Стараемся не потреблять сладкие продукты — сахара у нас, допустим, в раздевалке нет.

— А в Омске был?

— В Омске, конечно, были кондитерские изделия. Тортики, булочки всякие. В общем да, вкусно там было.

— Прям в раздевалку это приносили?

— Нет, не в раздевалку. Просто не запрещали. Там за питанием не следили, потому что в «Авангарде» люди такого уровня, что каждый сам знает, что ему нужно съесть, чтобы выполнить задачу, тренерскую установку на льду.

— Это вы говорите про звезд из основной команды. А в фарм-клубе и молодежной команде в Омске такое же отношение?

— В ВХЛ с МХЛ, конечно, не было прям зеленого вектора. Но тоже кормили прилично, вкусно. Постоянно наедался, с большим удовольствием заходил в столовую.

— Вы общаетесь со своим партнером по «Омским крыльям» и «Омским ястребам» Иваном Мирошниченко, недавно забросившим свою первую шайбу в НХЛ в составе «Вашингтона»?

— Сейчас нет. Все-таки часовые пояса у нас разные. Стараюсь не отвлекать его, потому что ему надо еще пробиваться в НХЛ. У меня тоже свои задачи. Но проведенное время в одной команде хорошо запомнилось. Приятный человек, отличный игрок. Поздравлю его с дебютной шайбой в НХЛ. Ваня, ты молодец!

— Как внутри команды пережили события 2022 года, когда в январе у Мирошниченко диагностировали лимфому Ходжкина, он проходил лечение, а осенью вернулся и резко начал забивать в МХЛ и ВХЛ?

— Честно говоря, сильно переживали за него. Многие пацаны с ним общались, поддерживали связь, спрашивали, как у него здоровье. Постоянно узнавали через медицинских работников, что с ним, есть ли улучшение. Очень рады, что он вернулся в хоккей. Вот на каких высотах уже находится в НХЛ — красавчик. Преодолел это и дальше двигается к своей цели.

— Вас не выбирали на драфте НХЛ. А какие-либо клубы проявляли интерес?

— Были моменты, когда общались со мной, но я не удостоился звания драфтованного игрока НХЛ. Поэтому утешаю себя мыслью, что заиграю и сам выберу себе клуб.

 

 

Источник: Известия