Официальный сайт КХЛ запустил новую рубрику «Хоккей на карантине», в которой будет рассказывать о жизни хоккеистов лиги вне льда. Первым героем рубрики стал защитник ХК «Сочи» Никита Щитов. Игрок «леопардов» не только поддерживает форму, но и записался в волонтёры, помогая людям во время режима самоизоляции. Об этом и много другом Никита рассказал в эксклюзивном интервью KHL.ru.

«Перед сезоном чувствовал себя года на 22»

– В этом сезоне вы впервые в карьере не сыграли ни одного официального матча из-за травмы. Насколько тяжело давалось время без хоккея?
– К этому сезону готовился хорошо, как никогда. Я и до этого не жаловался на физическую форму, а летом она была просто идеальной. Я начал сборы с процентом жира в организме – 8,8! Такого показателя я у себя не помню. На сборах я пробежал тест Купера за 11 минут и 10 секунд.

– При том, что норматив – 12 минут.
– Вот именно! Последний раз я так быстро пробегал этот тест, наверное, лет в 18. Из 44 хоккеистов я оказался в первой тройке. Знаете, такая легкость на льду была, чувствовал себя физически года на 22. Но на предсезонном турнире врезался в борт, и всё…

– Плечо полетело?
– И не только: порвал вращательную манжету, сломал лопатку. Надеялся, что все пройдет само собой, хотя в Германии на первом обследовании мне сразу порекомендовали прооперироваться. Увы, упустил время, и в итоге пришлось пропустить из-за травмы весь сезон. Это тоже опыт для меня, будет интересно посмотреть, как сыграю после пропуска целого сезона. Могу всегда поделиться своим примером с ребятами, которые также получают серьезные травмы, и надолго выбывают из хоккея.

03_20190806_SCH_RUS_KUZ_5.jpg
Выступление на августовском турнире Sochi Hockey Open стало для Никиты Щитова последним в нынешнем сезоне. Фото: Юрий Кузьмин

– Говорят, хоккеистам очень сложно смотреть матчи с трибун. В каждом эпизоде ставишь себя на место партнера. Вам приходилось нелегко?
– Поначалу было трудно, да. Потом уже привык, где-то в конце октября-начале ноября понимал, что сезон придётся пропустить полностью.

– Вы – опытный хоккеист. Тренерский штаб не использовал вас в качестве аналитика или консультанта?
– Я же был капитаном, и когда главным тренером работал Сергей Зубов, я его просил: давайте, буду заходить в раздевалку, подбадривать ребят, настраивать. Он полностью поддержал меня. А потом вы помните сами: череда тренеров пошла, и уже не до этого стало.

– Чем еще занимали себя в жизни без хоккея?
– С одной стороны было тяжело, а с другой – открылась другая жизнь. Очень много времени проводил с семьей. Раньше постоянно был в разъездах, а здесь был постоянно дома. У старшего сына школа, у младшего – садик, водил ребятишек на хоккей. В общем – бездельем точно не страдал, активно занимался спортом. Пока нельзя было нагружать руку – много бегал, а еще открыл для себя удивительную вещь, называется «зимнее плавание».

– Вы стали моржом?
– У меня в Уфе друг, фитнес-тренер Николай Гвоздев, который всегда готовит меня перед сезоном по индивидуальной программе. Он большой любитель плавать зимой, вот и увлек меня. Понятно, что в Сочи такое плавание невозможно, так как море не такое холодное даже зимой. Но я приезжал домой, и там купался вдоволь. Я сам живу в небольшом поселке под Уфой, у нас тут ещё стоит лёд на реке. Сегодня перед интервью сходил, искупался. Вода – плюс четыре градуса, закалка, что надо.

«Вожу людям продукты, заказываю для больниц маски»

– В вашем инстаграме вы недавно опубликовали пост, в котором рассказали о том, что стали волонтёром. Во время эпидемии коронавируса развозите продукты пенсионерам и инвалидам. Когда у вас впервые родилась идея заняться этим благородным делом?
– Помогать людям надо всегда: во время эпидемии, и в обычное время. Я родом из обыкновенной семьи, и рос в непростых условиях. Еще с детства выработалось сострадание к людям. Приятно, что я не оторвался от реальности, все мои друзья оттуда, из детства. Когда только начиналась эпидемия, мы решили поехать на машине из Сочи домой в Башкирию. И по радио я услышал новость о том, как один испанский футболист устроился в аптеку помогать людям. Меня очень зацепила эта история, решил, что займусь тем же. Хотел помогать именно в ближайших селах, деревнях. Узнал, что волонтёрством занимается очень много хоккейных людей. Мой знакомый Андрей Зюзин, ваш коллега Владимир Бакулин. В своем сельсовете спросил, кому нужно помочь. Мне дали сразу пять заявок, я съездил, купил продукты.

– В основном пенсионерам?
– Не только. Была многодетная мать, была пожилая пара, где бабушка может передвигаться только с помощью ходунков. Приехал к одному дедушке, лет 65-ти, он открывает дверь. Продукты, говорю, вам привез. Смотрю, а у него слеза по щеке покатилась. Очень трогательный момент.

– Все вас благодарят?
– Да, хотя был один забавный эпизод. Одна из бабушек, к которой я тоже отвозил покупки, очень плохо говорит по-русски. У нее самой телефона нет, поэтому предупредили соседа. Захожу к нему, а он огорошил: ее нет, она в магазин пошла. Ничего себе, думаю, самоизоляция. Подъезжаю к магазину, стоит бабушка, я предложил подвезти ее с сумками домой. Она ни в какую. Хорошо продавщица ей перевела на башкирский. Оказалось, что бабушка сначала очень испугалась меня, не понимала, чего я хочу. Зато потом долго благодарила: «Рахмэт, рахмэт».

– И вы каждый день развозите продукты?
– Нет. В Уфе волонтеров хватает, здесь в селе говорят, что следующие заявки станут актуальны только через пару дней. Но я на этом не остановился: меня попросили в одной из больниц привезти медицинские маски, я заказал их в ателье. Сшили, всем понравилось, говорят, сделай ещё сотню. О том, что ситуация с коронавирусом в России тяжелая, я знаю не из инстаграма или новостей. Мой отец работает педиатром, тетя врач, в семье много медиков, все рассказывают, делятся. Поэтому есть понимание ситуации.

– Откуда у вас такая отзывчивость?
– Я делаю лишь самое малое, что могу дать нуждающимся. Поверьте, есть огромное количество людей, которые помогают гораздо больше, проделывают титаническую работу. Я православный человек, который верит в Бога, и не могу оставаться в стороне, когда есть те, кому реально нужна помощь.

«Кто-то считает хоккеистов бездельниками, миллионерами и прожигателями жизней. Это не так»

– Вам не страшно самому заразиться вирусом во время работы волонтером?
– Страха нет, но есть опасения. Я здравый человек, стараюсь максимально обезопасить себя и свою семью. Очень помогают советы родственников-врачей. Как себя вести, что делать.

– Гуляет много всевозможной информации, как нужно реагировать на эпидемию. Что советуют врачи, которые сейчас борются за жизнь больных коронавирусом?
– Они стандартные, о них говорят везде. Держаться на расстоянии полутора метров от людей, ходить не только в маске, но и в перчатках. Обязательно мыть руки.

– Как отреагировали люди на вашу публикацию в инстагарме о том, что решили стать волонтером?
– Кто-то может посчитать, что я захотел похвастаться, а хорошие дела надо совершать в тайне. Но на следующий день после поста в инстаграме, мне написало несколько человек, которые тоже захотели стать волонтерами. Я, считаю, это тоже плюс. К сожалению, есть такая категория людей, которая считает хоккеистов бездельниками, миллионерами и прожигателями жизней. Мол, нам на всех наплевать, кроме себя. Я же знаю огромное количество хоккеистов с добрым сердцем, каждый из них либо занимается благотворительностью, либо помогает детским домам и больницам. Да, кто-то не афиширует это. Но я своим постом хотел показать в том числе и то, что мы не безразличны к проблемам других людей.

– Вы до истории с волонтерством помогали?
– Конечно. У меня две пожилые бабушки, отец на пенсии. Мы же знаем, что в России очень тяжело прожить на зарплату, поэтому я постоянно помогаю своей большой семье. Если кто-то из знакомых просит – всегда отзываюсь. Например, мой тренер Григорий Георгиевич Савельев – первый тренер Олега Браташа. Благодаря Григорию Георгиевичу я и состоялся хоккеистом. Тогда я приехал в Серов, и должен был, по-хорошему, заканчивать с хоккеем. Но он поверил в меня, и дал дорогу в большой спорт. Я его считаю вторым отцом. Его последним местом работы был Новоуральск, он там получил квартиру от клуба, и жил вместе с женой. И в начале года от администрации города его за один день попросили освободить помещение. Человеку 9 мая исполняется 75 лет, он инвалид – ужас какой-то! В итоге помогли ему с покупкой новой квартиры. Сейчас все хорошо.

Источник: КХЛ