Нападающий «Челмета» Марсель Шолохов дал большое интервью, в котором поговорил на разные хоккейные и не только темы.

 — Как Новый год встретили?

— Со своими близкими, родными. Тех, кого хотел видеть в новогоднюю ночь, увидел. Было очень весело, но – в меру. Сейчас нужно залазить в плей-офф, поэтому голова в другом русле работает. Так что, Новый год встретил без фанатизма.

— Какой подарок вам Дед Мороз под елку положил?

— Я уже не маленький. Мне особо подарки не нужны. Стараюсь больше дарить, нежели получать. Новый год не такой праздник, чтобы делать какие-то сумасшедшие подарки. Подарил сестре, родителям. Главное – внимание.

— Тяжело входить в тренировочный процесс после новогоднего отдыха?

— Безусловно. Перед этим пропустил еще много времени из-за болезни. Было очень тяжело, но через работу тренеры подтянули физическую подготовку. Сейчас все будет зависеть от нас самих.

— На стыке 2020 и 2021 годов у «Челмета» была двухнедельная безыгровая пауза. Хорошо, что отдохнули или плохо, что не играли?

— Хорошо, что отдохнули. Пауза была нам в плюс, потому что у нас много ребят выбыло. За счет этой паузы мы могли восстановиться и подойти к играм в оптимальном состоянии в нашем боевом составе, которым побеждаем, набираем очки, чувствуем себя уверенно в таблице. Сейчас у нас был провал, но это все поправимо. Надо выдать серию побед, и все получится.

— За молодежным чемпионатом мира следили?

— Следил.

— Как вам?

— Естественно, все ждали медалей. Я участвовал в молодежном чемпионате мира и сейчас понимаю наших хоккеистов. Прежде всего, ребят надо поддержать. Не соглашусь с тем, что сейчас о сборной пишут. Мол, они не старались, блат там какой-то. Нет там блата! Я там был, ничего этого нет. Ребята старались, что-то не получилось, что-то не задалось. Хоккеисты-то у нас реально классные в молодежной сборной. Посмотрите, Подколзин в КХЛ дает результат, на лидирующих ролях выступает. Что-то не получилось, а их хают. Это неправильно. Вратаря хают. Ну, вот так вот сложилось! Может, неправильно тактику выбрали. В плане физической подготовки не увидел, что Россия кому-то в скорости уступала. Может, волнение. Все-таки молодежный чемпионат мира очень серьезный турнир. Я сталкивался с этим. В этом году первенство проходило без болельщиков. Три года назад участвовал в аналогичном турнире. Когда выходишь играть в США против хозяев, у них сумасшедшая поддержка. Все против нас. Очень тяжело начинать матч. Они сразу бегут, играют агрессивно, по-спортивному грязно. Постоянные тычки, провокации.

В этот раз сказалось, что в полуфинале быстро от канадцев пропустили. Не забей соперник быстрые голы, игра могла по-другому сложиться. А когда побежали отыгрываться большими силами, Россию поймали на контратаках. Канадцы реально исполняют. Что они, что американцы очень мастеровитые ребята. У них броски, считаю, главное оружие. Они свои моменты всегда забивают. Не скажу, что вратарь как-то не выручил. Проиграла целая команда. Нет такого, что виноват, допустим, один Подколзин. Вот сейчас говорят, что он должен был то да се. Команда должна была. И вратарь, и тренеры. Все, вплоть до руководства, все вместе. Ребят надо поддержать и сделать правильные выводы. Я сталкивался с этим, это очень неприятно приезжать домой без медалей. Хотя понимаешь, до этого ребята постоянно возвращались с медалями, а ты тут такой один.

— О потенциале молодежки образца 2020/2021 говорит тот факт, что сборная Игоря Ларионова стала единственной на турнире, кто обыграл чемпионов мира американцев.

— Что сейчас говорить о том, что американцы выиграли чемпионат, а нам проиграли. Там каждая игра разная. Под любую подбирают определенную тактику. Можешь победить немцев 16:2, а в матче навылет с ними мучиться. Игра в плей-офф одна – раз, немцы «закусились», что-то пошло не так, и можно вылететь. Будь четыре игры навылет, может, все сложилось по-другому. А тут дается один матч, за который нужно сделать все возможное.

— Три года назад вы тоже участвовали в молодежном чемпионате мира. Наверное, вспоминать не хотите?

— Это огромный опыт, что я там побывал. Сравнить можно только с атмосферой на арене «Трактор» в последний бронзовый сезон. На том чемпионате мира мы ехали на игру с американцами – а тогда у России и США был конфликт, легкий не легкий, не мне судить – сборную России сопровождала местная полиция на джипах с мигалками прямо до арены. Когда выходили из автобуса, эти дикие американские люди орали всякую ерунду. Атмосфера была очень накаленная. Понятна была важность этого матча. Мы его проиграли. Обидное поражение. Все было по силам. Сами проиграли, сами виноваты. Память на всю жизнь осталась. Классная атмосфера, организация. Все четко, мне очень понравилось. Все, кроме результата. Считаю, могли добиться намного большего. Состав был у нас очень сильный. Проиграли сами. Не буду говорить из-за чего, не мне судить. Мы очень плохо группу сыграли, уступили всем конкурентам. Сыграй на предварительной стадии лучше….

— Почему Россия уже десять лет не может выиграть молодежный чемпионат мира? Это какие-то системные упущения или просто так складывается?

— Не считаю, что это какие-то упущения. В России множество талантливых ребят. На чемпионаты мира, действительно, отбирают самых лучших. Место в составе надо выгрызать. Я ездил готовиться к чемпионату мира с ребятами на год старше. Старался попасть, но попал годом позже. Там тяжело, ребята физически сильные – они мощнее. Через год я все переосмыслил, сделал выводы, тренеры сборной подсказали, что хотят видеть. Надо все нюансы учитывать. Главное – честность в работе. Она к высотам и приводит. Не скажу, что Россия десять лет плохо играет на молодежных чемпионатах мира. Медали есть, значит, есть какой-то результат и правильное направление. Чего-то не хватает, тренеры ищут. В прошлом сезоне на молодежный чемпионат мира ездил теперь нападающий «Челмета» Павел Дорофеев. Той сборной страны не хватило буквально чуть-чуть – глупые удаления. Наверное, это наш русский характер. Мы заводимся с пол-оборота. Они чуть задрали нас, а мы сразу взъелись. Такого нельзя делать. Игра-то наша была, могли брать золото.

— Вы сейчас заговорили о честности в хоккее.

— Безусловно, в хоккее нужно быть честным, честно работать в зале, на льду. Если ты на тренировках честен, то тебе обязательно воздастся. Я верю в это. Что-то может не получаться, но работать надо всегда. На льду ты можешь не забить, но должен принести хоть какую-то пользу команде.

— На детском, юношеском, молодежном уровне команда «Трактор» вашего 1998 года рождения выигрывала медали всех достоинств не первенстве России. Хорошие были времена?

— Ооо, у нас была очень сильная команда. Могли вообще три раза первое место брать. Из той команды почти все сейчас играют на высоком уровне. Классные были времена.

— Вы две медали в одном сезоне 2017/2018 в КХЛ и МХЛ завоевали. Обе есть?

— Да, все верно. «Белым медведям» не успел толком помочь. Мне нос сломали в кубке Гагарина. Пережил Афган – серию плей-офф с командой Назарова «Нефтехимик». Драка на драке. А нос сломали нелепо. Не было какого-то грубого умысла. Игровой момент. Когда вылетели из кубка Гагарина, к нам с Виталием Кравцовым подошли и спросили, есть ли силы сыграть в кубке Харламова. Мы ответили, что готовы к бою. На следующий день после вылета из кубка Гагарина уже играли в МХЛ. В первую очередь, эти медали, конечно, память. Храню у родителей дома. В этих медалях полностью их заслуга. Родители меня воспитывали, привели в хоккей. Они делали все, чтобы мне было комфортно в детстве. Сейчас я должен воздавать им все обратно.

— Тогда рассказывайте о родителях.

— Мама у меня жила в Латвии. Отец из Томска, сибиряк. Он служил, по-моему, в Прибалтике и познакомился с мамой. Не знаю как, но семья оказалась в Челябинске, где я и родился.

— У вас 150 матчей за «Трактор» в КХЛ. Какой из них самый запомнившийся?

— Это бронзовый сезон в КХЛ, когда выбили из кубка Гагарина Уфу. Я не сыграл в том матче ни одной секунды, сидел тринадцатым нападающим. Если бы меня на лед выпустили, рвал бы и метал. По накалу это был очень крутой матч, да и вся серия крутая была. Реально. Одна ошибка – и все можно потерять. Тогда мы сыграли просто здорово. Все, командой. Дальше нам и Казань была по силам, но пошли травмы, и было отдано много эмоций и сил в предыдущей серии.

— В нынешнем сезоне вы пока в КХЛ не играли. В чем причина?

— Причина во мне. Ни в ком другом, кроме себя, причин не ищу. Знаю, что от меня там требуют. Это, прежде всего, работа, характер. Надеюсь, дадут шанс, я его жду. Надо будет воспользоваться. Все зависит только от меня.

— Как охарактеризуете предновогоднюю часть «ВХЛ-Кубка Шелкового пути» «Челмета»?

— Где-то у нас был и не спад, а не очень хорошо играли, как должны были. Перед Новым годом пошли травмы, пришлось корректировать состав. В команду пришли молодые ребята, они выиграли матч у «Южного Урала». Молодцы, классно сыграли. Да, потом уступили в двух матчах, тяжело им стало. А когда мы были в оптимальном составе, забирались и на седьмое место. Очень здорово тогда играли.

— Да, была серия из девяти матчей с очками. Потом результаты пошли на спад.

— Пошли травмы. У нас вылетел Александр Тридчиков. А это очень важный игрок в нашей команде, важнейший. Создает атмосферу в коллективе, показывает пример, как надо работать. Реально, трудяга. Пример для молодежи, которая пришла в «Челмет». Он «садится», ловит шайбы на себя. Это честность по отношению к хоккею. И вот когда мы начали честно отдаваться хоккею, результаты пошли в гору, залезли на седьмое место. Дальше пошли травмы, болезни, кого-то забрали в КХЛ. Это нормально для ВХЛ – кого-то спускают, кого-то поднимают. К этому надо быть готовым.

— Команда пока идет вне зоны плей-офф. Чего не хватает «Челмету», чтобы закрепиться в ТОП-16?

— Туда-сюда ребят забирают, состав меняется. Но это не «отмаз». Кто есть, тот должен выходить, показывать игру, давать результат. Все зависит от нас самих. А то, что поднимают хоккеистов туда-сюда, это нормально. Дают играть в МХЛ, ВХЛ, КХЛ. Так и должно быть, это нормально.

— Какая команда ВХЛ сейчас производит на вас самое сильное впечатление в игровом плане?

— Наверное, «Югра». Это такая команда под КХЛ, более мастеровитая. Видно, что играет по-другому. Команда не из этой лиги. Реально, там есть очень опытные ребята. Здорово и нестандартно действуют, играют. Хоккей же это, прежде всего, игра, кто кого переиграет. От такой команды можно ожидать чего угодно, играя против нее нужна предельная концентрация. В «Югре» очень техничные нестандартные ребята, могут отдать любую передачу, против них нужно строго играть.

— Опять же, в «Югре» выступает ваш одноклубник по «Трактору-98» Никита Тертышный, наверное, самый нестандартный игрок ханты-мансийской команды.

— Да, мы знаем такого игрока. Он реально, «молодчик». Очень старается, набирает очки. Лучший бомбардир, снайпер ВХЛ. У меня нет слов, он, реально, красавец. Никита работает честно, и ему воздается. Молодец.

— Хоккей был вашим осознанным выбором в детстве?

— Меня поставили на коньки. Выбор был за мной. Если понравится, то – да. Мне понравилось. Сейчас не представляю жизнь безо льда, без хоккея.

— Если бы не хоккей, какую бы сферу деятельности вы выбрали?

— Отцу, наверное, помогал. У него есть свой бизнес.

— Задумываетесь, чем займетесь по окончании хоккейной карьеры?

— Нет, рано еще. Надеюсь, не скоро об этом задумаюсь. Хочу играть как можно дольше.

— Какая у вас цель в спорте, в жизни?

— Побеждать. Медали это самое приятное. Даже не деньги. Попасть в первую команду, безусловно. Надо через работу возвращаться обратно. Я там был, знаю, как играть, какие там требования. Знаю главного тренера, его требования. Все зависит от меня. Надо заслужить.

 

В жизни главная цель, наверное, здоровье родителей, моих близких, всех, кто меня окружает. Остальное все будет со временем. Главное, это здоровье. Чего я всем и желаю. Пожелаю всем в 2021 году болельщикам, всем, кто приходит нас поддерживать, здоровья. 2020 год был не очень. Всем здоровья и чтобы побыстрее вновь были полные трибуны!

 

Источник: ХК «Челмет»