Интервью с ветераном КХЛ и трёхкратным обладателем Кубка Гагарина — о новом вызове в «Адмирале» и главных моментах карьеры

Максим Чудинов – один из самых опытных хоккеистов КХЛ. 33-летний защитник трижды выигрывал Кубок Гагарина, становился чемпионом мира, играл в ведущих командах лиги, а в нынешнее межсезонье удивил – принял новый вызов на Дальнем Востоке, подписав контракт с «Адмиралом». В интервью  Чудинов рассказал:

  • о решении играть во Владивостоке и главной задаче «Адмирала» на сезон;
  • о взаимопонимании с Алексеем Соловьёвым и уходе из клуба Серебрякова и Уильямса;
  • о страшной травме в 2019-м, восстановлении и игре после полностью пропущенного сезона;
  • о работе с Хартли и знаменитых голах со своей половины площадки;
  • о несложившемся этапе карьеры в «Ак Барсе» и возрождении в «Спартаке»;
  • о мотивации и главных вещах в жизни.

«Адмиралу» нужно выступить как минимум не хуже, чем в прошлом сезоне»

— Максим, в межсезонье вы выбрали не самое обычное место продолжения карьеры для опытного хоккеиста. Как чувствуете себя в «Адмирале»?
— Конечно, для меня это новый и интересный опыт. Возможность Дальний Восток узнать изнутри. Регион любопытный, есть что изучить, что посмотреть. И люди очень нравятся. В «Адмирале» всё хорошо, есть ребята, с кем знаком давно по прошлым командам, легко влился в коллектив. Я абсолютно доволен.

— Долго ли общались с клубом перед переходом? Шли под какие-то определённые задачи?
— Переговоры длились недолго, через агента. В клубе дали несколько дней на раздумья, и я принял решение. Задачи, как всегда перед сезоном, были обозначены, хоть я и сам всё понимаю без обсуждения, какие глобальные цели у команды перед началом чемпионата. «Адмиралу» нужно как минимум выступить не хуже, чем в прошлом сезоне. Мне же всегда нужно стремиться сыграть как можно лучше и результативнее.

— Вы много где поиграли. В команде, базирующейся на Дальнем Востоке, всё так же, как и в других?
— Конечно, везде есть свои плюсы и минусы, как в команде, так и вне льда. Но меня и мою семью всё абсолютно устраивает, нам нравится!

— Уже успели ощутить всю «прелесть» длинных перелётов?
— Да, успел прочувствовать, но ко всему привыкаешь. Длинные перелёты, подушки, матрасы берём, спим. В общем, нормально.

— Ощущается в городе некий хоккейный бум после успеха прошлого сезона?
— Конечно, ощущается, видно, что здесь любят хоккей, поддерживают, в том числе и во время поражений. Правда, это очень ценно и чувствуется. Думаю, что и хороший результат прошлого сезона в этом сыграл роль.

Максим Чудинов

«Уход Серебрякова и Уильямса? Все отнеслись с пониманием, мы ведь не выбираем»

— У вас солидное среднее игровое время. Без проблем справляетесь с нагрузками?
— Как видите, да, справляюсь, ещё есть порох в пороховницах (смеётся).

— Последствия той ужасной травмы не беспокоят? Может, приходится слегка беречь колено?
— Нет, всё в порядке. Вообще, не люблю вспоминать о травме. Очень рад, что всё в прошлом осталось. Тогда, конечно, она доставила головной боли, но благодаря продуманному курсу реабилитации чувствую себя в целом как до неё. Играю спокойно, ничего не беспокоит.

— В основном играете в паре с Алексеем Соловьёвым, и он тоже результативен. Выходит, делаете лучше друг друга?
— Да, с Лёхой хорошее взаимопонимание. Выходит, что так.

— Как-то помогает, что вы пересекались в «Авангарде»? И работали с Хартли, который многому учит хоккеистов?
— Конечно, всегда проще работать с тем, с кем есть совместный опыт. Знаем все нюансы и мелочи, которым научил нас Хартли. Да и вне льда старое знакомство тоже помогает на новом месте.

— «Адмирал» сейчас выходит на стабильный набор очков. Чувствуете, что удаётся выбраться из ямы старта сезона?
— Не хочу делать никаких выводов, но победы, естественно, поднимают дух и сплочённость в коллективе.

— Как в команде отреагировали на уход Никиты Серебрякова, Колби Уильямса?
— Все ребята отнеслись с пониманием, пожелали парням удачи, и главное, чтобы без травм. Мы ведь не выбираем. Сегодня здесь, завтра там. Такова хоккейная жизнь.

— В то же время пришли вратарь Демченко, защитник Шулак. Они вдохнули новую жизнь в команду?
— Конечно, ребята опытные, нам помогут точно. Тем более с их приходом и победы пошли, взаимосвязь прослеживается.

— Вы немало времени провели в «Авангарде», зацепили и омский этап до переезда в Балашиху. Что-то особенное чувствуете, приезжая в Омск?
— Да, есть много разных воспоминаний. Появились друзья омичи, с кем тесно теперь держу связь. Вообще, периодически вспоминаем с семьёй Омск, улицу, где мы там жили, да много значимых мест для нас там осталось. А арену какую там построили! Очень масштабно, конечно.

— Наверное, можно сказать, что полностью реализоваться в «Авангарде» вам помешала та самая травма?
— Да, конечно, травма подкосила. Неплохие сезоны проводил до неё, но это жизнь, это спорт. Главное, что прошёл через это. Год восстанавливался, потом начал играть, но всё равно колено опухало, какие-то осложнения появлялись, потом опять поехал на операцию. В результате провёл три операции, один сезон полностью пришлось пропустить. Затем заново начал восстановление.

— Наверняка могли и закончить после такого.
— Само собой, очень серьёзная травма, все связки были порваны. Поначалу, после первого периода восстановления было так, что пять игр играешь – 10 восстанавливаешься. Мог и закончить, но нашёл в себе силы, продолжаю играть в хоккей.

«Мы в «Авангарде» при Хартли сначала не понимали, почему всё так тяжело. Боб говорил, что это школа, а школу пропускать нельзя»

— Ассоциируется ли омский период у вас с тремя удивительными голами из своей зоны?
— Да, помню эти голы прекрасно, они ведь ещё очень важные были, два из них в плей-офф. В первый раз случайно зашла шайба, потом я уже понял, что это получается, и в следующем же матче с «Барысом» я опять забил. Весёлые времена были.

— В первый раз наверняка бросали наудачу, а потом уже специально, на гол?
— Конечно, сначала наудачу пробовал. Но у нас в «Авангарде» такая система была, что много играли через вброс, через подставления, и мне Боб Хартли разрешал бросать из своей зоны во вратаря, чтобы шайба отскакивала в угол и нападающие шли в прессинг.

— При возможности сейчас попробуете повторить?
— Я в принципе и сейчас стараюсь бросать из своей зоны, и получается это, хорошие отскоки бывают. Просто не залетает пока (смеётся). Надеюсь, что ещё будут такие голы.

¬- У игроков, поработавших с Хартли, принято спрашивать об этом специалисте. Как вам с ним было? Многому ли научил, много ли потратил ваших нервов?
— С Хартли я три года поработал, могу сказать, что это очень сильный специалист, который многое мне дал. Мы в «Авангарде» сначала не понимали, почему так всё тяжело, зачем много видео, почему такие жёсткие требования к держанию клюшки, к постановке коньков и прочему. Сейчас же я ему очень благодарен, что достучался до нас тогда, за счёт собраний, индивидуальных бесед. Боб всегда говорил, что это школа, а школу нельзя пропускать. И на самом деле, это всё очень помогало на льду, мы работали как часы на льду.

Максим Чудинов

«Моя мотивация — это любовь к хоккею. Не представляю себя без этого спорта»

— После чемпионского сезона «Авангарда» вы пропустили сезон. Чем занимались? Были твёрдо намерены вернуться?
— У меня был контракт с «Авангардом» на следующий сезон тогда, клуб решил его расторгнуть, да и я не готов был. Решил полностью пропустить чемпионат, ни с кем ничего не подписывать, никого не обманывать, заниматься своим здоровьем. Работал над этим в Санкт-Петербурге, у меня был личный реабилитолог. Я жил за городом, три раза в неделю ездил в Питер, тренировался по два часа. За год прошёл реабилитацию, потом вышел на лёд, прошёл сборы, и когда подписывал контракт с «Ак Барсом», то уже был готов на сто процентов.

— В «Ак Барсе» совсем не пошло. Что случилось? Во многом же, наверное, шли под Знарка, с которым работали в Санкт-Петербурге.
— Я сразу там стал играть немного. Было много защитников в команде, я не чувствовал особого доверия. Ну ничего страшного, в результате меня обменяли в «Спартак», где я получил большое доверие в каждом матче, стал очки набирать стабильно. Практика – это то, что мне тогда было жизненно необходимо после годичной паузы.

— Вопрос вам как к хоккеисту, игравшему в первые годы КХЛ. Чувствуется, что лига выравнялась?
— Считаю, что лига выравнялась, и потолок зарплат на это влияет. Много матчей интересных и очень непредсказуемых.

— Меняются размеры площадки, синяя линия двигается ближе к воротам. Помогает ли это защитникам? Как будто теперь нужно меньше кататься и угрожать воротам проще.
— Сейчас быстрый и зрелищный хоккей стал, много очков и опасных моментов. Это интереснее зрителям, больше голов. Что касается действий защитников, то не замечаю каких-то облегчений. В принципе, всё так же, как и раньше.

— Верно ли наблюдение, что классический щелчок защитника от синей линии изживает себя? Может ли это быть связано ещё и с тем, что клюшки делают под другие требования, более лёгкие?
— Я бы не сказал, что щелчок уходит. Бывает просто, что времени не хватает, чтобы размахнуться и щёлкнуть, поэтому многие стараются набросить на ворота с кистей. А клюшки у каждого индивидуальные, тут можно много нюансов и деталей учесть, кому что необходимо.

— Вам 33 года, в вашей коллекции три Кубка Гагарина, всевозможные медали с ЧМ. Чем мотивируете себя сейчас? Ставите ли какие-то возрастные рамки?
— Моя мотивация – это, конечно, любовь к хоккею, к своему делу, которым я живу. Не представляю себя без этого спорта. Уверен, так будет всегда, с мотивацией никогда нет каких-то проблем, я действительно очень люблю свое дело и кайфую, что всё так складывается. И есть ещё одна важная мотивация для меня. Это мои дочери, хочу для них быть образцом, примером. Вижу, как у них горят глаза, когда они видят меня на льду. Гордятся мной, я это чувствую. Говорят: «Папа, ты лучший». Это дороже всего для меня. Это главная мотивация.

 

Источник: Чемпионат