1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 100% (2 Votes)
Создано 23 Октябрь 2014 Категория: Материалы
Просмотров: 2001


Сергей Фокин – советский и российский хоккеист, прославленный защитник московского «Спартака» и национальной сборной, а ныне тренер юниорской команды Швеции в большом интервью хоккейному агентству WINNERS рассказал о жизни в шведском городе Карлштад, о хоккейных гимназиях Швеции, о тренерском опыте и желании работать в России.

О тренерском деле

- Добрый вечер, Сергей! Начнем, пожалуй, с истории о том, как Вы пришли на тренерский пост.

- Да, здравствуйте. Как? Закончил я свою активную деятельность хоккеиста в 2004 году. И, естественно, чем заниматься?  Начал работать тренером в юниорских командах, с хоккеистами 18-20 лет.

- Как называлась Ваша первая команда?

- «Барос». По одноименному городу Барос. Сейчас я работаю в команде «Карлштад» с такими же двадцатилетними ребятами.

- Кто-то из Ваших воспитанников сегодня выступает на высшем уровне?

- Пока никто, так как я работаю в первом дивизионе. А есть еще элитный дивизион, где играют уже основные двадцатилетние хоккеисты. Если брать российскую систему, это, наверное, будет как МХЛ.

- Успехи, неудачи своих подопечных принимаете близко к сердцу?

- Да нет. Конечно, хочется, чтобы они где-то заиграли на высоком уровне. Но, в принципе, моя основная задача в том, чтобы дать им хоккейное образование. Так же, как я работал в нескольких хоккейных гимназиях, где как раз юниоры получают такое образование. И потом уже, если кто-то начинает выступать на высшем уровне… да, хорошо, но на данном этапе это не основное.

- В таких гимназиях преподают только теорию, или практика тоже есть?

- И теория, и практика, и все-все-все. Это то же самое, что было у нас в советское время… Я не знаю, как сейчас в России, но в советское время было именно так: мы тренируемся до школы и после школы. То есть, ты с хоккеистами находишься с утра до вечера. У тебя своя команда и ты с ними работаешь: теория, игры, чемпионаты, тренировочный процесс – все.  И школа, конечно.

- Какие-то трофеи с ними выигрывали?

- Здесь, в этих дивизионах, нет трофеев, призов. Самое главное – получить образование и потом уже, если кто-то захочет, у кого-то получится, они выходят выше. А трофеи только в юниорских элит-дивизионах, в остальных нет ничего.

- А как Вы выстраиваете свои отношения с молодыми хоккеистами: держите дистанцию ученик – наставник, или все же для Вас команда – это семья?

- В Швеции нет понятия «ученик» или «наставник», тут все очень близко друг к другу, здесь очень тесные контакты между мной и игроками, мы общаемся, они заходят в гости. Вообще, в Швеции не называют никого по имени-отчеству, здесь его нет. Все обращаются друг к другу только по имени, будь он старше или твой преподаватель, тренер – все равно. Поэтому, наверное, это и сближает, способствует доверительным отношениям.

- Ну, мне кажется, это очень помогает в работе

- С одной стороны – да, но с другой – это в какой-то степени расхолаживает хоккеистов, они не чувствуют этой дистанции. И порой хотелось бы восстановить эту самую дистанцию, но здесь это не принято. Все очень добродушны в своих отношениях.

- Вы вообще жесткий тренер?

- Да, я очень жесткий и очень требовательный. И мне очень сложно было вписаться в этот шведский менталитет. Но за столько лет, сколько я здесь прожил, конечно, я уже не такой, как был 20 лет назад. Мягче все же стал, тем не менее, жесткость присутствует все равно, хоть это многим здесь и не нравится, но иначе результата не дашь.

- За эту жесткость спасибо советской школе?

- Естественно! (смеется)

- А кто из советских специалистов или, может, специалистов Швеции, наиболее близок Вам по стилю работы?

- Были и такие, кто был жестким по стилю. Один из таких жестких тренеров – Пер Бекман. Мы с ним выиграли в 97-м году в «Ферьестаде» золотые медали. Вот он был жесткий, требовательный, совершенно не типичный для шведов. Это, наверное, единственный пример, что я могу сейчас вспомнить. В основном все спокойные, вежливые, где-то промолчат даже. Здесь все основано на обсуждении, то есть тренер не кричит на игроков, а, например, после игры вызывают к себе и обсуждает с ним, почему он так себя… плохо вел (улыбается…) Что ему не хватает, где надо подтянуться, что от него хочет тренер, как он должен играть, где ошибся. Все это, конечно, в личном общении, ничего не выносится, чтобы при всех не травмировать психику, но всегда на льду есть минутка, чтобы подозвать игрока и обсудить с ним что-то. Это, в принципе, процентов на девяносто помогает лучше, чем орать, поэтому у меня сейчас тоже больше такой тактики: я подзываю, объясняю, мы говорим, и за счет этого доверительного общения результат получается гораздо лучше, чем когда их заставляешь.

- Хорошо. Хотела Вас спросить о самом ярком матче на посту тренера, но раз в таких дивизионах не предусмотрено трофеев, вспомните свой самый яркий матч в карьере хоккеиста.

- Таких матчей было много. И в России, и в Швеции. Я трехкратный чемпион Швеции в составе «Ферьестада». По-моему, это здорово. В России я отыграл на четырех чемпионатах мира и это самые лучшие времена, самые счастливые, самые интересные. Да и вообще, игра за сборную – это самое выдающееся, что может быть у любого спортсмена. Игра за московский «Спартак», где в советские времена я был серебряным и бронзовым призером чемпионата СССР. Для меня это очень великое достижение. А так, масса всего, но это самое значимое.

- Вы играли и в командах СССР, и в командах России, и в командах Швеции. По внутренним ощущениям, насколько это был разный хоккей?

- Сейчас уже все подровнялось, а если брать в те времена, то начнем с того, что мы были профессиональными хоккеистами, а в Швеции +тогда не было профессионального хоккея, все работали. И даже когда я в 92-м году приехал в Швецию, играл за команду «Вестерос»  - это элитная серия  -  то я был единственным в команде, кто не работал. Остальные все работали и только по вечерам приходили тренироваться. Это было для меня ново, я просто не представлял себе, что делать днем. Не понимал, как так – они еще ходят где-то работают! Поэтому, естественно, и уровень отличался. Но были и такие мастера, как Хокан Лооб, Томас Рундквист, Густафссон, Сундин. Для них это не имело значения, они как играли великолепно, так всю жизнь отыграли на этом уровне. А так, я думаю, что мы, что шведы любили играть в комбинационный, умный хоккей. Единственное, что у шведов и по сей день очень большой акцент на тактику, то есть  каждый знает, как играть на своем месте. Если даже и есть возможность для полета мысли -  пожалуйста, но от тактики далеко не отходи. Это основное.

- И всю эту тактику как раз рассказывают в гимназиях?

- Именно. Но так как у нас по два льда в день, то это все успевает вложиться в юниорские головы. И когда они выходят от нас во взрослый хоккей, то они уже и в тактике, и в технике катания, в технике владения клюшкой, в игровом мышлении осведомлены и полностью готовы к взрослому хоккею. Но кто-то идет дальше, кто-то нет. Здесь для шведов довольно легкие условия жизни, поэтому не каждый делает выбор в пользу хоккея. Но те, кто остается, многие выходят на очень приличный уровень. Вообще, в Швеции уделяется огромное внимание и юношескому, и детскому хоккею, для всех все открыто, только работай. Правда, работать не все хотят. Сейчас есть же «айфрны-айпады» и времени на хоккей не хватает.

- А расскажите поподробнее, что представляет собой хоккейная гимназия? Чему и как она учит?

- Начнем с того, что я работал в гимназии в 80-ти километрах от Карлштада, поэтому мне была выделена квартира, где я жил во время работы. Как все это устроено. Твоим работодателем считается гимназия. Ты при гимназии и тренер, и преподаватель по хоккею, и все вместе взятое. Идет набор хоккеистов, ребята приезжают со всей Швеции, с разных городов, и гимназия им так же выделяет квартиры. Как правило, оплачивают проживание родители, так как мы играем в первом дивизионе. Иногда проживание тех, кто приехал с севера или с юга, оплачивает их коммуна, но гимназия всем предоставляет большие скидки на оплату жилья (порядка 50%). Если бы мы играли в элите, например, в «Ферьестаде», то там бы все оплачивал клуб: жилье, амуницию и т.д.  Здесь, так скажем, членский взнос игрока клуба, обходится родителям примерно в 15 000 рублей в год, если переводить на российские деньги…

- Но в элит-дивизионе ребята, наверное, и зарплату получают?

- Нет, зарплату юниоры не получают ни там, ни там. Чтобы сэкономить снимают обычно 3-4х комнатную квартиру на 4-5 человек. Квартиры находятся где-то в метрах двухстах от гимназии, дворец – в метрах пятисот, все рядом. Первый год, конечно, для хоккеистов самый сложный: помимо школы, тренировок, на них еще и наваливаются домашние заботы - стирка, готовка. Что касается распорядка дня, то он выстроен следующим образом: с 8:30 до 9:30 – лед. Разбираем теорию, отрабатываем технику катания, технику владения клюшкой. Выполняем упражнения для вратарей, нападающих, защитников. Раз в неделю просматриваем видео игр, обсуждаем, делаем выводы. Далее – завтрак, после чего они идут в гимназию и в 10:15 начинаются уроки. Занятия длятся до 16:00. Обедают они там, а ужин получают с собой. Вечером, часов 19:00 – снова лед. Тут мы уже отрабатываем тактику: выход-вход в зону, большинство, меньшинство, игра 5 на 5, двухсторонка.

- А днем у них обычные школьные предметы?

- Да, это обычная гимназия, дает стандартное образование, после чего ребята уже выбирают, куда идти дальше – университеты, институты. Но работает эта гимназия с хоккейным клубом.

- Большой процент тех, кто выбирает в дальнейшем хоккей?

- Нет, очень маленький. В Швеции очень большая конкуренция на высшем уровне, в элите. Не всем удается там заиграть. Есть те, кто остается, играет, во втором-третьем дивизионах, но бывает и так, что кто-то дорастает до элиты. Таких - единицы, остальные выбирают обычные профессии.

- Теперь непосредственно о Вашей работе…

- Теперь о работе тренера. В гимназии у тренера свой кабинет, он в течение дня, пока хоккеисты на занятиях, находится там. Раз в неделю происходит разговор с ректором гимназии, обсуждается что нужно, что не нужно сделать, чем помочь. Два раза в неделю с ментуром. Ментур – это обычный учитель гимназии, но помимо этого,  он несет ответственность за  5-6 игроков в школе. Он следит за их поведением в школе, за их успеваемостью и это все докладывает тренеру, так как он так же отвечает за их поведение, не только на льду, в играх, на тренировке, но и в школе. И если с успеваемостью или с поведением у них не все в порядке – они отстраняются от тренировок на неделю-полторы, чтобы подтянули какие-то предметы. Хоккей – это хорошо, но школа там №1. Так же в обязанности тренера входит проверка, как живут хоккеисты. Я пару раз в месяц наведываюсь к ним в гости и смотрю, все ли у них чисто, порядок и нет ли жалоб от соседей. Если есть нарушения – на тренировку можете не приходить. Но, как правило, на следующий же день все убирается, исправляется и все хорошо.

- Действует

- Да-да (смеется…) В общем, я здесь не только как тренер, но и как папа-мама, воспитатель, педагог и т.п.  И, так как учителя с ними не справляются, приходится действовать через хоккей. Я даже слежу за тем, в чем они ходят! Например, было лето, осень, скоро зима, а они как ходили в кедах, так и вышагивают. Значит,  собираю собрание и озвучиваю: чтоб все, как положено – куртки, шапки, зимняя обувь. Кто не услышит – будет без льда. На следующий день все переодеты. Вот так, с утра до вечера, я с ними и все-все про них знаю. Поэтому здесь такие близкие, теплые отношения между тренером и игроком. И раза три в год проходит родительское собрание, где им рассказывают про успехи своих детей, про учебу, про хоккейные победы. Когда сезон заканчивается, летом, пока они учатся, тренировочный процесс продолжается. С числа 20 июня у них начинаются каникулы, а 10 августа вновь начинается учебный год.

- А кто в этой цепочке главный? Хоккейная команда предоставляет игрокам гимназию или гимназия сотрудничает с клубом?

- И так, и так. Скорее это взаимное сотрудничество.

О России и о хоккее в России

- Вы, работая в Швеции, следите за развитием хоккея в России?

- Слежу и довольно внимательно. Единственное, я не знаю глубины. Все по газетам, по рассказам моих товарищей в России, по телевизору, радио. Это, конечно, мало. Но что-то знаю.

- Что-то можете сказать по нашим лигам КХЛ, МХЛ.

- МХЛ я особо не знаю, но я видел финал, «Спартак» играл с «Красной Армией», отличная игра. Очень был рад за «спартаковцев», что они играли в финале. Молодцы. По КХЛ что говорить? Понятно всем, что это великолепная лига, теперь уже ясно, что это одна из лучших лиг в мире. Но так как я много лет проработал с юниорами, мне, конечно, интересно узнать, как устроена юниорская лига в России, чем она живет, как существует, на чем основана, какие перспективы у юниоров. Я с Александром (Александр Черных – прим. автора) уже говорил, что хотелось бы вернуться в Россию посмотреть, потренировать, поделиться своим опытом. Мне это интересно. Так как я о Швеции и о шведском юниорском хоккее знаю довольно много, хочется поработать в российской молодежной лиге. МХЛ очень сильная, развивающаяся, и если вдруг появится какой-то шанс, было бы неплохо попробовать свои силы в России.

- А если сравнивать уровень шведского хоккея и хоккея российского, у кого приоритет, на Ваш взгляд?

- Сложно сказать. Не знаю. Мне ближе, конечно, шведский на сегодняшний день, но я смотрю на российский и там сейчас, действительно, столько талантливой молодежи, что, на мой взгляд, столько сборных можно собрать, чтоб они «выстрелили» в любой момент. А в целом, думаю, мы примерно на одном уровне, не зря же мы играем на чемпионатах мира и каждый раз это безумно интересные матчи. Это две очень техничные сборные, обязательно и в той, и в другой команде есть свои звездочки и звезды, поэтому можно только восхищаться, как здорово играют и те, и эти.

- Когда последний раз наблюдали игру сборной России?

- На чемпионате мира.

- Есть игроки, которых хотелось бы отметить отдельно?

- В российской сборной? Ой, если я сейчас начну говорить, то это будут одни и те же фамилии, которые и так все знают. И Ковальчук, и Радулов и так далее. А так, мне, как тренеру, хотелось бы посмотреть на внутренний чемпионат, на ресурсы, о которых мы не знаем, но там, наверняка, есть очень приличные хоккеисты. Вот это мне очень интересно.

- А когда последний раз были в России?

- В июле. Я чаще всего приезжаю летом.

- Замечаете, как что-то меняется в стране?

- Ну, так как я сам москвич, в основном вижу, как меняется Москва. Супер. Мне очень нравится. Современнейший город, очень красивый. А теперь около моего дома построили метро, так я вообще король! (смеется…) Радует, что в центре Москвы сейчас очень много зон для прогулок. Это восхищает. Теперь я, выходя из дома, сажусь в метро и еду в центр гулять. Получаю неимоверное удовольствие. Настолько стало удобно, что это не описать никакими словами.

- Может, звучит громко, но тоску по Родине ощущаете?

- Ощущаю, да. Сейчас, с возрастом, уже немного привык, но все равно я приезжаю каждый год в Россию, каждое лето. В силу своей занятости в Швеции, приезжать чаще не получается, но стараюсь все равно бывать.  А вот первые лет 7-10 было, конечно, очень… жестко.

- Вы уже упоминали, что хотели бы вернуться, поработать в России. А предложения о работе поступали?

- Пока нет. Но если вдруг что-то появится, какой-то интерес со стороны российских команд, я с удовольствием откликнусь. Очень хочется попробовать что-то новое, поделиться своими знаниями шведского хоккея, что-то взять из российского, о чем я не знаю. Хочется объединить эти знания и посмотреть, что из этого получится.

- А вот так, навскидку, какую команду Вы бы согласились возглавить?

- Ну, возглавить – это слишком громко, наверно, сказано. Скорее помочь, быть ассистентом, участником. Самое главное, это посмотреть, поучаствовать в процессе. Не знаю. Я бы на все сейчас согласился, потому что мне это ужасно интересно и, в принципе, независимо в какой команде. Конечно, так как я москвич, мне было бы легче работать с московскими командами, но, в принципе,  разницы нет. А про «Спартак» я вообще не говорю, это моя родная команда.

- Но… о сегодняшней судьбе московского «Спартака» наслышаны?

- Да. И наслышан, и начитан. И мы много говорили на эту тему с коллегами, когда я приезжал в Москву. Да, жалко, обидно, но на сегодняшний день это называется бизнес,  поэтому… происходит то, что происходит. Хочется надеяться, конечно, что в «Спартаке» все восстановится, и мы увидим команду в КХЛ. По-моему, хватит, мы уже потеряли одну народную команду – «Крылья Советов»…

- Согласна. Такие легендарные клубы не заслуживают подобной истории…

- Конечно! Это же легенда. А имена! Какие там легендарные имена! Это память! Это необходимо все возвращать и жалко, что все упирается в деньги.

- А Вы вспоминаете годы, когда играли за «Спартак»?

- Да, все время вспоминаю. Мало того, я все время просматриваю мои игры в YouTube, за 90-е годы. Дома у меня коллекция матчей, с 86-го года и все, что я «откопал» в YouTube, смотрю и получаю огромное удовольствие: какие мы были молодые, и какие великие хоккеисты все-таки играли. Вот буквально неделю назад я пересматривал матч 91-го года, мы играли с «Динамо», там что ни игрок, то имя! И с одной, и с другой стороны.

- Здорово! А есть то, что вспоминать не хочется?

- О хоккее? Да нет, не могу сказать. Мы были молоды, горели и сердцем, и душой! Хоть и зарплаты тогда были небольшие по сегодняшним меркам, но весело. Было очень интересно, очень здорово! Самые счастливые моменты в моей жизни. И что-то негативного я вспомнить не могу, да и не было такого. Все только самое светлое и прекрасное.

- С кем-то из партнеров по «Спартаку» или из других команд сейчас поддерживаете контакт?

- Сейчас особо нет, но раньше, несколько лет назад, я встречался с Тюриковым Володей и с Ткачуком Лехой, так, где-то пересечемся, где-то услышимся. Сейчас особо времени не хватает, и график не совпадает: я в июле в Москве, а все уже на сборах. Чемпионаты не совпадают, да и просто времени нет, как обычно – на самое основное времени не хватает, а на всякую чушь время есть. Все потом, потом, а тут раз и год-два пролетело, и думаешь:  да что ж я не позвонил там тому-то… Но надеюсь, что все-таки получится как-нибудь встретится с ребятами, было бы здорово.

О жизни, семье и Швеции

- Расскажите немного о своей семье. Я знаю, у Вас два сына, оба занимались хоккеем, как сейчас сложилась их карьера, жизнь в целом?

- Да, действительно, оба сына занимались хоккеем, куда ж им еще идти (смеется…) Но уже закончили свое выступление. Старший, Максим, уже не играет, работает. А младший, Денис, учится в университете, в Стокгольме. Жена и я, вот и вся семья.

- Интерес к хоккею все разделяют? Жена тоже?

- Конечно! Мы как поженились, так и идем. Без хоккея ничего не обходится, это наша жизнь.

- А уехать в Швецию тоже было обоюдным решением?

- Да, решение было немного спонтанным. Как я сейчас вспоминаю, это был 92-й год, времена были не очень светлые… И Александр Сергеевич Якушев предложил мне на годик-два поехать в Швецию, поиграть, попробовать. Мне было интересно, что там и как, я согласился. И вот эти два года у меня затянулись и превратились в двадцать два. Изначально мы не планировали этого, а потом: ну, на годик, ну, еще на один, там контракт предложили, тут… Так мы и остались.

- Как говорят в России: все, что временно – то постоянно…

- Вот именно, уехали на два, а остались на двадцать два…

- Но семья рада, что сейчас живет в Швеции?

- Ну, уже все здесь стало привычным  и, наверное, даже из-за этого хочется вернуться в Россию, почувствовать что-то новое. Еще лет 10 назад мне бы это и в голову не пришло, а сейчас уже хочется поменяться, найти что-то новое в профессии. Россия – это мой дом и, естественно, в первую очередь хочется домой.

- Родина зовет…

- Да. И интересно стало, и лига стала интересной, сильной. И хоккей стал великолепный, мастера возвращаются, и народ на хоккей идет, и пресса освещает. Почему бы нет? Раньше этого не было, сейчас все восстановилось, и было бы интересно «повариться» в этой атмосфере.

- А в бытовом плане, когда приехали в Швецию, были какие-то вещи, которые были в диковинку?

- Ой, сейчас уже не вспомню, но точно помню, что было все настолько в диковинку, что я даже записывал где-то. Сейчас уже ко всему привык, все кажется обычным. Но поначалу было и то, что казалось негативным, и то, что положительным. Многое отличалось от жизни в России. Первые лет десять, наверное, было тяжеловато. И знание языка, и знание менталитета – это самое важное. Но мне повезло, что я с самого начала попал в «Вестерос», мне там все – от руководства до ребят – помогали. И в особенности повезло то, что в «Вестеросе» играл Мисхат Фахрутдинов, который прожил там уже год или два. Он помогал нам во всем, если бы не он и его семья, нам было бы тяжело. Он взял над нами шефство и чуть ли не за ручку нас от магазина до дома, и в переводе, и в объяснении, и как заполнять счета. В общем, все-все. Шведы тоже, конечно, помогали, но Мисхат помогал абсолютно во всем. А на следующий год к нам еще подтянулся Леха, Алексей Саломатин, так нам вообще стало весело, мы уже ни о чем не страдали.

- Хорошо, что рядом есть такие люди…

- Да, такие друзья очень много значат. Самое главное, чтоб тебе кто-то помог в первый год, протянул руку, принял участие, когда ты приезжаешь заграницу. Ты же не знаешь ни языка, ни культуры, а ведь еще же надо и играть… И вот когда рядом есть такие люди, все гораздо проще. Возможно, еще благодаря Мисхату и его семье мы здесь задержались, нам было легко.

- Как оцениваете их уровень жизни сегодня?

- Как был, так и есть – великолепный! Тихо, спокойно, чисто, аккуратно. И иногда хочется даже, чтоб так: хээй!... Но  тогда мы приезжаем в Москву. И тут думаешь: наконец-то, хоть люди ходят, машины есть. Мы еще не в Стокгольме проживаем, в Карлштаде, это все-таки небольшой город, поэтому здесь все тихо, не спеша. Это порой усыпляет. Вот, чтобы набраться адреналина, едешь в Москву, заряжаешься там этим движением, этим темпом.

- Но «своим» себя в этой стране ощущаете?

- Да, уже ко всему приспособился, уже знаешь, где и как себя вести, знаешь с кем поговорить, куда позвонить, как общаться с людьми.

Об Олимпиаде и перспективах

- А если брать хоккей. Когда выпадает увидеть матч сборной России и сборной Швеции, за кого Вы болеете?

- Больше болею, наверное,  не за хоккей, а скорее за хоккеистов, потому что я их всех знаю. И больше склоняюсь к Швеции, так как из сборной России я сейчас не знаю никого. Последний мой знакомый хоккеист, Морозов, закончил карьеру. А в сборной Швеции я знаю все и обо всех. И естественно, мне интересно за ними смотреть. Но душа, как она лежала, так и лежит, к сборной России. И будет лежать всю жизнь. Более того, я сам выступал за сборную России, поэтому это даже не обсуждается.

- А за олимпийским хоккеем следили? Что скажете по игре сборной России? Швеция, понятно, добилась хороших результатов.

- Следил, конечно. Да, сборная Швеции сыграла великолепно, несмотря на то, что многие отказались, тем не менее. А про российскую… я не знаю, наверное, были какие-то причины для этого. Отсюда, издалека, тяжело рассуждать. Откуда нам знать здесь, почему этот заиграл, а тот – наоборот. Конечно, хотелось бы победы. Вы не забывайте, ведь чем Россия лучше играет, тем я себя здесь лучше чувствую! Я же из России! И тогда все мне говорят: ну да, да… Такое негласное соперничество между Россией и Швецией у нас тут обсуждается, и если вдруг Россия выигрывает, то я тут король, мол, я же Вам говорил, вот, пожалуйста! (смеется…) Но если вдруг проигрывает, мне каждый подходит и указывает: «Ну что же Вы?...» А я: «Ничего, ничего! Мы еще посмотрим кто кого!» Вот такая «битва» идет уже двадцать лет.

- После Игр в тренерском штабе нашей сборной произошли значительные изменения, после чего мы одержали победу на чемпионате мира... Правда, российские болельщики, по-прежнему, настроены скептически. Вы со стороны что скажете? Есть будущее у российского хоккея?

- Будущее у российского хоккея было, есть и будет! Это точно. Во-первых, у нас молодежный хоккей великолепного качества, во-вторых, следующая Олимпиада будет только через 4 года и за это время, естественно, есть все возможности сделать не только сборную, но и подготовить отличных юниоров, дать им возможность поучаствовать на международных турнирах, обкатать их. И я надеюсь, что со Знарком мы все-таки выиграем. Я знаю Олега, как игрока, мы с ним вместе играли в сборной, и уже тогда это был боец! Он лез напролом, не боялся борьбы, абсолютно! Он и тренер такой же, боевой, и команду выстраивает с тем же желанием борьбы. Плюс, у нас есть такие игроки, как Ковальчук, Овечкин, Радулов, они с удовольствием сыграют и на следующей Олимпиаде. И я думаю, это как раз будет тот сплав молодости и опыта, который и стрельнет на Олимпиаде. Это 100%.

- А в целом за Олимпиадой следили? Как оцените уровень проведения?

- Супер вообще! Я тут разговаривал со многими шведами, кто там был, все в восторге. Это уникальное, грандиозное событие, яркое, колоритное, дорогое, качественное, все были под впечатлением. И хоть я сам там не был, смотрел трансляции по телевидению, но слышать это было очень приятно.

- Для спортивной России эта Олимпиада – большой шаг вперед?

- Да любой чемпионат, любой турнир, а уж Олимпиада, так это вообще, для популяризации любого вида спорта большое значение. И я уверен, что после Игр еще больше детишек захотели быть хоккеистами, фигуристами, лыжниками. Это здорово! Вообще, это, в первую очередь, популяризация здорового образа жизни. И тот уровень, на котором была проведена эта Олимпиада, дает большую уверенность, что спорт будет развиваться, и будет развиваться в правильном направлении. Это большой шаг вперед для любой страны, а для нашей – тем паче!

- А за какими-то видами, помимо хоккея, еще наблюдали?

- Биатлон. Это один из моих самых любимых. Вообще лыжи, как мы тут называем, это лошадиный вид спорта. Сколько они сил там отдают! Это невозможно. Как они прибегают на финиш и просто умирают! Это люди – герои. Я ими восхищаюсь! Я сам всю жизнь в спорте, но чтоб так… Хотя любой вид спорта – это самопожертвование, громадный труд, каждодневные тренировки, пот, слезы, травмы, тут уж ничего не скажешь. А когда они финишируют с флагом в руках – не описать словами! Мурашки по коже. Я сам отыграл на четырех чемпионатах и когда играет гимн – ощущение непередаваемое. За эти минуты хочется отдать все и уже не жалко, что ты столько лет проработал, сейчас  ты в сборной и это - все! А параолимпийские игры… это же… я не знаю. Как наши параолимпийцы заставили всю Россию наблюдать за следж-хоккеем, который у нас не особо развит! Сколько было народу, как за них болели! Да ради этого уже надо было проводить эту Олимпиаду, не говоря уже обо всем остальном.

- Чемпионат мира в 2016 году тоже пройдет в России, в Москве. Приедете?

- А вот тут как будет график. В принципе, это уже окончание сезона. Но боюсь, если я поеду, как обыкновенное лицо, то мне просто-напросто не достанется билетов, думаю, все будет заранее раскуплено. Но я был бы рад, конечно. Еще два года, может, что-то еще изменится, может кто-то пригласит, посмотрим.

- И раз уж мы немного заглянули в будущее, расскажите о своих ближайших планах.

- Я сейчас работаю с юниорами, контракт у меня на год. А уже по истечению контракта посмотрим, как будет. Если я не уеду в Россию, если никто не пригласит, то и дальше будут работать здесь, со шведскими юниорами.

- Ну, я надеюсь, что кто-то из наших вышестоящих лиц все-таки заметит человека, который готов и жаждет поделиться своим бесценным опытом с коллегами

- (смеется…) Да, было бы здорово, если честно, мне это очень интересно. Хочется попробовать. Посмотрим. Если будет возможность, я с удовольствием откликнусь.

От себя хочется пожелать, чтобы эти планы осуществились. И на тренерском поприще, и даже с посещением чемпионата мира. Потому что мнение и опыт таких профессионалов для России и ее хоккея никогда не будет лишним. Да и вообще, не стоит забывать, что наша страна полна талантами, даже за ее пределами и что есть люди, сыновья своей Родины, которые помнят победы, чтут историю и готовы принять участие в жизни своей хоккейной страны.

 

Ляхова Елена

Лучшие игроки марта


Кошечкин, Гавриков, Зарипов и Дронов....

Подробнее...

Лучшие игроки 3 раунда


Шестеркин, Херсли, Мозякин и Лазарев...

Подробнее...

Артем Булянский остается в "Югре"

Нападающий продлил соглашение с клубом
Подробнее...

Педан продлил контракт

Защитник Руслан Педан продлил контракт с ХК "Сочи"
Подробнее...

Швец-Роговой остается в "Витязе"

Нападающий продлил контракт с клубом
Подробнее...

«Приятно, что смог поймать такого мастера, как Паша Дацюк»


18-летний защитник ХК «Динамо» (Москва) Егор Зайцев рассказал нам о родном клубе и своей семье, о том, что необходимо национальной сборной, хорошо ли иметь однофамильцев в команде, и каково это - встретить на льду своего кумира. 

Подробнее...

Алексей Слепцов: «Очень бы хотелось в будущем защищать цвета российского флага»


Алексей Слепцов рассказал о популяризации молодежного хоккея в России, об опыте в различных амплуа и о задачах на сезон.

Подробнее...

Руслан Педан: «Результат всегда зависит только от тебя»


21-летний защитник ХК «Сочи» Руслан Педан поделился впечатлениями о жизни и хоккее в США, возвращении в Россию, своем первом опыте в качестве нападающего и «химии» с партнерами.

Подробнее...